HarvEast Holding

HarvEast HoldingСвое сельхозподразделение Бойко формировал по образу и подобию металлургического комбината. Общее руководство более чем полусотней агроцехов осуществлял заместитель Бойко Николай Каира. Выращивали пшеницу, подсолнечник, ячмень, овощи и фрукты, разводили рыбу, свиней, содержали молочное стадо. Собранное, вскормленное и надоенное перерабатывали заводы, также принадлежащие меткомбинату. «В свое время выкупили у «Хлеба Украины» несколько складов и мукомольных предприятий, – рассказывает бывший председатель колхоза «Дружба народов» Александр Кацы. – Реконструировали хлебозавод и молокозавод, еще один молокозавод построили с нуля».

Часть продукции поступала в столовые комбината, на котором трудилось 12 500 человек. Часть отправляли в магазины. Мариупольцы до сих пор с ностальгией вспоминают дешевые и вкусные «ильичевские» продукты питания.

Бойко строил государство в государстве. Это удовольствие было не из дешевых. По подсчетам заместителя гендиректора HarvEast Holding Дмитрия Скорнякова, «Ильич-Агро» съедал более 150 млн гривен в год. Рентабельность сельхознаправления интересовала руководство комбината в десятую очередь. На первом месте стояли социальные вопросы. Львиная доля бюджета «Ильич-Агро» тратилась на стадионы, дома культуры, школы. Холдинг оплачивал дачи и машины сельхозруководству и похороны – рядовым работникам.

По пятницам Бойко собирал начальников агроцехов, выслушивал их жалобы и просьбы. «Ни на что не скупился, – вспоминает Кацы. – Достаточно было поднять руку, попросить нужную сумму и объяснить, зачем тебе деньги».

Почему Бойко продолжал принимать новые колхозы в «Ильич-Агро», если не собирался зарабатывать на агробизнесе? Сам хозяин ММК отказался давать комментарии Forbes. Ветераны «Ильич-Агро» убеждены, что дело было не только в альтруизме. По мнению Кацы, помогая селам, Бойко обеспечивал лояльность электората к своим политическим союзникам из Социалистической партии. Селяне Бойко не подводили. Даже на провальных для социалистов выборах в Верховную Раду 2007 года в Донецкой области они набрали 10% – в три с половиной раза больше, чем в среднем по Украине.

Первый тревожный звонок прозвучал для работников «Ильич-Агро» еще в 2006-м. Ради оптимизации налогообложения агроцеха отделили от комбината и объединили по географическому принципу в несколько дочерних предприятий. Крупнейшим стало «Ильич-Агро Донбасс». После кризиса 2008 года финансирование сильно урезали.

В 2011-м Бойко, сохранивший пост гендиректора ММК и после слияния с «Метинвестом», собрал руководителей агроцехов поговорить о будущем. «Холдинг будет создан на базе наших дочерних предприятий, – цитирует выступление Бойко газета «Ильичевец». – Уверен, структура будет абсолютно рентабельной, ведь земля – наше основное богатство».

ОТЛИЧИЕ ОТ АХМЕТОВА ЕГО партнеры по «Метинвесту», основатели «Смарт-холдинга» Вадим Новинский и Андрей Клямко, имели опыт работы в сельском хозяйстве. Однако объединять собственную аграрную группу Sagro с «Ильич-Агро» они не стали. «У HarvEast своя стратегия развития, у Sagro – своя, – говорит гендиректор «Смарт-холдинга» Алексей Пертин. – Возможно, когда-то они пересекутся. Сегодня этот вопрос неактуален».

Интуиция не подвела россиян. Для успешного Sagro объединение с «ильи-чевскими» колхозами было бы равнозначно самоубийству.

Новые хозяева начали с инвентаризации. «Увидев результаты анализа, я опешил, – делится впечатлениями Скорняков, который в составе команды PwC проводил due diligence «Ильич-Агро». – Компания состояла из почти 50 направлений бизнеса, многие из которых работали с рентабельностью от минус 200 до минус 300%». Лидерами по убыточности оказались гусиные фермы, рыбное хозяйство, грибные плантации и овцеферма с 12-тысячным поголовьем.

Делать нечего, в марте 2011-го СКМ создала HarvEast. Генеральным директором позвали Саймона Чернявского.

У него был опыт работы в руководящей должности в неудачном аграрном проекте в России Black Earth Farming и сельхозбизнесе Сергея Тигипко «РоАгро». Скорнякова, который дальше всех продвинулся по запутанным лабиринтам «Ильич-Агро», взяли в замы к Чернявскому. Других топов переманили из отечественных холдингов «Астарта» и «Агротон».

Менеджеры HarvEast просили начальников агроцехов поделиться своим видением дальнейшего развития компании. «Некоторые предлагали совершенно нереальные схемы, – вспоминает Скорняков. – Кто-то сказал, что нужно продать всю мощную технику и закупить 80 отечественных тракторов, чтобы обеспечить работой больше людей». В итоге агроцеха объединили в 17 кластеров. «Каждый кластер должен иметь узкую специализацию и работать только в одном направлении, не распыляясь», – объясняет автор идеи Кацы, которого назначили руководить кластером в Приазовье.

Из нескольких десятков направлений оставили только прибыльные: молочное животноводство и растениеводство. Не пожалели даже 70-тысячное стадо свиней – несмотря на наличие современных свиноферм. Общая рентабельность этого направления была минус 50%.

От балласта избавлялись по-разному. Овец вырезали, часть ферм закрыли, остальное выставили на продажу. «Покупают как мелкие фермерские хозяйства, так и крупные компании, – сообщает Скорняков. – Сейчас один мясоперерабатывающий холдинг приобретает у нас бройлерную фабрику».

Отделаться от непрофильных активов оказалось намного проще, чем поменять психологию людей, которые и после распада СССР продолжали жить как при социализме.

В первый год HarvEast уволил около 5000 человек, или почти 40% работников. «Теперь у нас на ферме 720 коров и четыре доярки, а раньше было в полтора раза меньше животных и в восемь раз больше персонала», – приводит пример Валерий Троян, руководитель Первомайского животноводческого кластера.

Бойко недоволен действиями новых управленцев и не скупится на критику. «Что ты натворил?! Люди звонят мне каждый день и жалуются, – цитирует его Чернявский. – Я понимаю, что избаловал их, но это же рабочие места, это жизнь людей, которую ты рушишь». На такие упреки Чернявский обычно отвечает, что не может дать работу всем только потому, что они хорошие люди. «Мы коммерческая, а не благотворительная организация», – пожимает он плечами.

Селяне огорчены. «Мы понимаем, что бесплатный сыр только в мышеловке, но нам сложно быстро перестроиться, – оправдывается Домбай от имени жителей своего района. – Мы десятилетиями получали питьевую воду бесплатно, а потом говорят – плати. Люди в шоке».

Владельцы земельных паев до сих пор недоумевают, почему им запретили заходить на поля и брать то, что они считают своим. Например, средства защиты растений, удобрения, выращенную продукцию. В HarvEast устали объяснять, почему нельзя это делать, и просто поставили на поля охрану. Теперь селяне жалуются на сокращение поголовья скота. «Немудрено. Мы посчитали, что за счет одной нашей коровы кормится полторы крестьянские», – объясняет Боли, которая возглавила Старобешевский кластер.

Недовольные пайщики начали разрывать договоры аренды с HarvEast, но после того как холдинг вдвое повысил выплаты, многие вернулись.

Чтобы сгладить острые углы в отношениях, HarvEast стал внедрять программу социального предпринимательства для крестьян. Малоприбыльные хозяйства отдают в аренду предпринимателям из сел, где живут пайщики HarvEast. Обязательное условие, которое холдинг ставит перед своими младшими партнерами, – взять на работу не менее пяти уволенных сотрудников «Ильич-Агро».

Насколько действенны такие меры? Руководители кластеров, на которых возложена разъяснительная работа с населением, дипломатично отвечают, что добиться конструктивного диалога с селянами пока не удалось.

ПРЕДСТАВИТЕЛИ СКМ уверяют, что все идет как нужно. «Мы привезли профессиональных агрономов, провели химический и физический анализ почвы, – рассказывает Зузак. – Посчитали, какую прибыль в перспективе может сгенерировать существующий банк земли».

Впрочем, вкладывать свои кровные в аграрный бизнес Ахметов не спешит. От СКМ агрохолдингу не перепало ни копейки. $20 млн, которые HarvEast потратил на свое развитие в прошлом году, – банковские кредиты. Львиная доля средств пошла на покупку новой техники. До этого по полям «Ильич-Агро» колесили тракторы, комбайны и сеялки, выпущенные предприятием «Уманьферммаш», которое Бойко купил в 2003-м. «За ними ездила бригада сварщиков, чтобы по ходу устранять поломки», – вспоминает Троян.

Инвестор начнет выделять финансирование только после того, как будет утверждена стратегия развития HarvEast. По словам Скорнякова, уже сейчас у них имеется 12 вариантов стратегий. Обсуждение намечено на конец лета.

HarvEast радикально перестроил сбыт продукции. Раньше все сельхозсырье поступало в компанию «Экоильичпродукт», которая после продажи комбината отошла заместителю Бойко Юрию Тернавскому. Сегодня на нее приходится не более 30% продаж холдинга. Остальное реализуется напрямую молокоперерабатывающим заводам «Лакталис», «Новатор» и «Белоцерковский молочный комбинат». Зерно у HarvEast покупают крупные трейдеры «Кернел» и Alfred C. Toepfer.

Когда речь заходит о перспективах холдинга, Чернявский заметно оживляется. «Есть две вещи, которые я точно не буду делать в HarvEast, учитывая былые ошибки: брать на работу иностранцев, не говорящих по-русски, и страдать гигантоманией», – говорит он. Ближайшие планы холдинга не предусматривают увеличения земельных владений. 70% земли HarvEast сосредоточено в Донецкой области. «Исторически урожайность зерновых здесь на 10-15% ниже среднеукраинской и на 25% ниже, чем в ведущих сельскохозяйственных областях: Полтавской, Черкасской и Винницкой», – отмечает партнер инвесткомпании ICU Макар Пасенюк.

Чернявского этого не смущает, он хочет за два следующих года увеличить показатель EBITDA с гектара с $35 до $300, а через пять лет и вовсе до $500 – это средний показатель для крупных украинских агрохолдингов. По его подсчетам, для этого нужно инвестировать ежегодно от $200 до $500 в гектар. Пока СКМ не определилась с инвестиционной стратегией, руководители HarvEast сами ищут финансирование. Компания планирует выпустить в этом году на 300 млн гривен облигаций. «Инвесторам это интересно: у HarvEast сильные позиции на своих рынках, к тому же она – часть СКМ», – поясняет директор инвестиционно-банковского департамента Dragon Capital Юрий Астахов.

Пасенюк говорит, что СКМ всегда отличалась высоким качеством принимаемых стратегий. По его мнению, на радикальные улучшения в компании уйдет два-три года. «Мы не спешим вешать ценники на этот бизнес, – подтверждает Зузак. – Успех HarvEast – вопрос дальней перспективы».

Новое

cheap soft cialis cialis usa cheap soft cialis

Выбирая профессию, хочется быть уверенным, что она будет приносить прибыль, достойная, чтобы обеспечить себя самого и свою семью. Работа должна быть актуальной и востребованной на рынке, тогда она станет приносить…

К сегодняшнему дню стало абсолютно очевидным то, как сильно рыночная цена товара влияет на объем продаж. Чем она ниже, тем больше проданного товара, и это факт. Кривая спроса, так называется…

Сложно сказать, когда точно возникли 1-ые электронные средства, хотя в 1994 году центральные банки Евросоюза исследовали существующие в то время электронные деньги. Эту дату можно считать датой признания их на…

Сегодня одним из самых распространенных методов продажи потребительских товаров является сетевой маркетинг, который еще называют “многоуровневый маркетинг” или бизнес MLM (multi level marketing). В сетевом маркетинге продавец сам представляет покупателю…

Любой человек желает быть счастливым и успешным. И обязательно сейчас быть счастливым. Все люди хотят быть здоровыми и обязательно сейчас, хотят семью, материальное благополучие, комфортабельное жилье, машины и т.п. и…